О Белых армиях » Мемуары и статьи » Б.Б. Филимонов КОНЕЦ БЕЛОГО ПРИМОРЬЯ.

5. БУДНИ АРМЕЙСКОЙ ЖИЗНИ. 1. Поволжская бригада под Владимиро-Александровском и на Сучане.


Как уже читатель знает из предыдущего, запасов денежных сумм у Врем. Приамурского Правительства не имелось. Находившееся во Владивостоке при Колчаке золото, после февральского переворота 1920 года перешло в руки красных и было ими вывезено из Владивостока на запад. Таким образом основой прихода белой власти в Приморье в 1921 — 1922 г. г. являлись таможенные сборы на вывозимые товары и грузы, налоги на рыбные промыслы. Последние тянулись по всему побережью Приморской области, вывозимый же заграницу лес грузился главным образом в бухтах: Императорская гавань, Тетюхэ, в заливах святого Владимира и святой Ольги, а также в портах Посьета и Владимиро-Александровска. Немалый доход представлял собою и опий, культура которого официально была запрещена, но в эти годы безвластья огромные пространства Приморья засеивались маком. Осенью контрабандисты проносили его в Китай (Манчжурия). Правительственные отряды, защищая население от нападений хунхузов (большинство корейцы, часть китайцев), в то же время собирало с населения налоги. В случае же нахождения у населения опия, он конфисковывался.

Летние месяцы 1922 года многие воинские части Белой Армии провели в мелких походах и операциях, имевших своею целью только что приведенные задачи защиты своего сельского населения от произвола хунхузских шаек, частично прикрывавшихся красным флагом, сбора налогов и борьбы с разного вида контрабандистами. Переходя к подробностям, в первую очередь коснемся Поволжской бригады, высланной в первых числах мая месяца из Владивостока во Владимиро-Александровское, находящееся на побережье Уссурийского залива.

* * *

С селом Владимиро-Александровским и его районом части Поволжской бригады познакомились еще поздней осенью 1921 года, когда они именно с этого района начали свое движение на Хабаровск. Тогда они прошли от берега моря через Владимиро-Александровское вверх по Сучанской долине до деревни Сергеевки. После их ухода, наблюдение над всем этим районом было поручено Оренбургской казачьей бригаде, базировавшейся не на Владимиро-Александровск и море, а на станцию Сучан и линию железной дороги. На постое у своих же земляков — местных красных партизан или им сочувствующим, Оренбургская каз. бригада не проявила большой активности и вот теперь, с наступлением летних месяцев, в Сучанскую долину опять была двинута Поволжская бригада. Эта стрелковая бригада, без 4-го Уфимского стр. полка, но с только что приданным ей Анненковским «конным» дивизионом, провела целое лето в районе Владимиро-Александровского, имея последнее, как свою основную базу, бригада то частями, то в полном наличном своем составе гонялась с большим или меньшим успехом по сопкам за партизанами и собирала с населения налоги в казну Приамурского Правительства.

Общая численность частей Поволжской бригады, находившихся во Владимиро-Александровском и его районе, равнялась примерно 200 стрелкам, 200 конным и 2 орудиям. Согласно данных августа 1922 г. в бригаде, кроме Уфимцев, должно бы быть 600 стрелков, 230 конных и 2 орудия — 3-ая Волжская батарея. Бригадой опять командовал Генерал-майор Сахаров, принявший ее во Владивостоке от временно командовавшего ею Генерал-майор Ястребцева.

Село Владимиро-Александровское расположено, собственно говоря, не на самом берегу залива Америка, но в десяти верстах от него, на левом берегу реки Сучан. Воинские части и команды, прибывавшие в район Владимиро-Александровского морем, высаживались обычно на пристани китайского поселка Ченьювай, но шаланды (китайские лодки) с продовольствием ходили обычно вверх по реке до самого села. В таких случаях, в целях обеспечения беспрепятственного прохода шаланд, по берегу реки почти сплошной линией выставлялись посты от гарнизона, долженствующие не допустить всегда возможного нападения партизан на шаланды и их захвата. Село Владимиро-Александровское было окружено линией проволочных заграждений. Окружающие же это село деревни — Голубовка, Екатериновка, Уноши оставались незанятыми белыми и в них, обычно, обретались партизаны (красные). Своими обстрелами партизаны частенько тревожили гарнизон Владимиро-Александровского, но все эти нападения они производили ночью. Поднимались тревоги, люди отрывались от сна, но серьезных действий за сим не следовало и через час — другой люди вновь распускались по квартирам. Такое удовольствие не особенно было приятно белым и, дабы положить конец этим ночным тревогам, начальник противобольшевитского гарнизона сделал объявление, согласно коего, в случае нового ночного нападения партизан на посты белого гарнизона в селе, Генерал Сахаров брал на себя право обстрела прилежащих деревень из орудий. Партизаны попробовали было повторять свои нападения, но так как белые в таких случаях немедленно начинали выпускать свои снаряды по одной из перечисленных выше прилежащих деревень, то перестрелки стали смолкать очень быстро — после двух-трех снарядов, а в дальнейшем эти нападения красных и вовсе прекратились.

Офицерская рота 1-го Волжского полка не помещалась во Владимиро-Александровском, но была выдвинута и занимала жел. дор. станцию Сучанские каменноугольные копи. Навестить эту роту, снабдить ее новым запасом продовольствия, являлось делом одного стрелкового или конного полка Владимиро-Александровского гарнизона. Этот полк обычно сопровождало одно из орудий Волжской батареи. Красные партизаны каждый раз начинали в одном или другом пункте обстреливать отряд белых, но две-три шрапнели, пущенные наугад, всегда приводили красных к молчанию. Потерь при таких столкновениях у белых, да надо полагать и у красных, почти никогда не было, редко-редко когда оказывался один или два раненых в пехоте.

Один раз белый отряд ходил по тракту в сторону Звездочки. Партизаны уклонились от встречи и отряд, не сделав ни единого выстрела, вернулся назад. В начале августа была предпринята экспедиция в Ново-Литовск, где по сведениям белой контрразведки сосредоточились значительные силы красных. Отметим, что население Ново-Литовска и прилежащих к нему деревень благоволило белым и относилось враждебно к красным. Оно даже просило белых о помощи и содействии им. Итак, получив только что приведенное сообщение о партизанах, находящихся в Ново-Литовске, Штаб Поволжской бригады разработал план движения на Ново-Литовск двумя колонами:

  • колонна пехоты при одном орудии из Владимиро-Александровского через Екатериновскую, Михайловку и Кирилловку должна была пройти в Ново-Литовск верхней — горной дорогой, а
  • колонна, состоявшая из конного полка при другом орудии, в Екатериновке должна была отделиться от пехотной колонны и через Голубовку, Американку и Лагонешт также должна была явиться в Ново-Литовск.

В 23 часа 30 минут была произведена побудка и отряд сразу же двинулся в поход, так как в неожиданности крылся успех грядущей поимки красных партизан. Однако белым не повезло с самого начала: Командир 8-го Камского полка Полковник Сотников, часть офицеров и солдат оказались слишком «навеселе». Тихая и незаметная для населения и возможных постов красных поимка сорвалась: Паром перевернулся, два солдата и пулеметы были утоплены. После этого с факелами в руках начали искать брод. Екатериновка и Голубовка были пройдены в ночной темноте. В первой из них, в одной из хат анненковцы обнаружили партизан и всех их перерубили. На улице этой деревни белые части захватили какие-то, показавшиеся подозрительными, подводы, но дабы не упустить красных из Ново-Литовска не стали с ними разбираться и продолжали свое движение. Конный полк, двигавшийся по южной дороге, пошел было по неправильному пути, но обнаружив это вернулся назад и вышел в конце концов к Лагонешту.

В Ново-Литовск первой прибыла пехотная колонна, она была там уже около 10 часов утра, заблудившаяся конная колонна пришла туда лишь около двух часов дня. Красных, между тем, в Ново-Литовске не оказалось, они ушли на восток — брать Владимиро-Александровское. Можно представить настроение, охватившее белых начальников. Немного передохнув в Ново-Литовске, белые, теперь уже одной колонной, поспешно устремились по южной дороге назад, к своей почти что не защищенной базе.

Красные стояли перед почти пустым Владимиро-Александровском, но атаки его почему-то не начинали. С подходом белых, они сняли с него блокаду и отошли в сопки. Утром следующего дня части Поволжской бригады были уже у себя дома. Так, в конце концов, весьма благополучно для белых закончилась их гонка за партизанами. Следует отметить, что только теперь, по возвращении во Владимиро-Александровское, белые узнали, что в первую ночь своего похода в деревнях Екатериновке и Голубовке они прошли через расположение сосредоточившихся уже здесь красных партизан, ранее бывших в Ново-Литовском. Этого они не обнаружили и даже не подозревали такой «милой» возможности, хотя, как уже говорилось выше, анненковцы перерубили партизан в одной из хат, а на улице были задержаны подозрительные подводы.

Такова вот сугубая действительность партизанской войны.

Во второй половине августа Поволжская бригада была снята с Владимиро-Александровского участка и переброшена в Никольск Уссурийский, гарнизон которого и составила, ввиду ухода оттуда последних частей 2-ой Сибирской стр. бригады.



Содержание