О Белых армиях » Мемуары и статьи » Б.Б. Филимонов КОНЕЦ БЕЛОГО ПРИМОРЬЯ.

6. ПОДГОТОВКА БЕЛЫХ К РЕШИТЕЛЬНОМУ БОЮ. 1. Вопрос с пополнением частей Земрати.


В данной главе мы не будем касаться общеполитического положения Приамурского Земского Края, кое достаточно подробно уже обрисовано в книгах ген. Болдырева, Руднева, Ген. Петрова и Парфенова-Алтайского. Мы ограничимся приведением различных документальных данных, кои отсутствуют в работах четырех названных авторов, но кои, на наш взгляд, являются и достаточно характерными для описываемого времени и необходимыми для точного уразумения обстановки.

Нам уже известно, что, в целях успешного проведения борьбы с большевиками, Воевода решил прибегнуть к мобилизации бывших военнослужащих, коими надлежало пополнить малочисленные ряды дружин Земской Рати. Сохраненный судьбою приказ по Западно-Сибирскому отряду от 3-го октября 1922 года за № 01011, отданный в селе Черниговке Полковником Аргуновым нельзя как лучше рисует нам тот предел пожеланий Командования Земрати, который оно ставило частям на предстоящую и уже начавшуюся борьбу с красными. Вот текст приказа:

 

«По получении пополнения в частях отряда иметь:

  • 1 ) офицерские роты,
  • 2) конные эскадроны до 50 сабель (в Омской дружине до 100 сабель),
  • 3) команды пеших разведчиков до 50 штыков,
  • 4) пулеметные команды на 4 пулемета (в Омской дружине — 6 пулеметов) и
  • 5) по четыре (4) роты стрелковых (в Омской дружине — 5 рот), рассчитанных на два батальона.

В стрелковой роте иметь 3 взвода, по 2 отделения в каждом. Отделения разбить на 2 звена. В каждом отделении иметь 3 — 5 человек теперешнего состава, а в звене — 2 — 3.

Кадр рот по указанному расчету составить 4-го октября и именные списки на него доставить мне 5-го октября. Особо выдающихся унтер-офицеров теперешнего состава, остающихся без должностей при настоящем развертывании и годных на должности взводных и фельдфебелей в числе не более 18 зачислить в резерв и иметь при офицерских ротах.

Теперь же приготовиться к быстрому составлению именных списков на прибывающих, при чем должны быть записаны адреса семьи прибывшего и двух его хороших знакомых».

Таковы были задания, а что же дала действительность?

Ответ на это мы находим в ряде донесений Полковника Попова (Начштаба отряда Восточно-Сибирского) Командующему Сибирской группой.

9-го октября Полковник Попов доносит, что «сего числа от Никольск-Уссурийского воинского начальника прибыло на пополнение отряда 296 ратников, кои от Городской Управы обмундирования не получили. Ранее на образование кадра Красноярской дружины прибыло 24 офицера, 2 чиновника и 25 солдат.

10-го октября Полковник Попов доносит о прибытии от Воинского Начальника 17 ратников. 11-го октября о прибытии только одного ратника.

Надо полагать, что на этом дело формирования и пополнения Восточно-Сибирского отряда и закончилось, так как события последующих дней оказались весьма чреватыми для белых и вряд ли кто-либо из призываемых, не явившийся по тем или иным причинам к Воинскому начальнику ранее, возымел желание отправиться теперь на пополнение Земрати.

Тут мы можем так же отметить, что «пополнения» подчас прибывали и туда, где они были совершенно не нужны. Правда, в подавляющем большинстве таких случаев, такие пополнения прикрывались именем «добровольчества».

В уверенности неизбежного получения вызова от воинского начальника, некоторые из подлежащих призыву обращались к знакомым им начальникам воинских частей или учреждений и последние обычно с охотой принимали таких «добровольцев».

В Восточно-Сибирскую артиллерийскую дружину (приданную, как то мы уже знаем из предыдущих глав, Сибказгруппе) добровольцами поступило перед самым походом 3 офицера и 4 или 5 кадет Хабаровского кадет, корпуса. Кадета были добровольцами без кавычек, так как по своему возрасту они призыву не подлежали. Офицеры же были, пожалуй, скорее добровольцами в кавычках, чем добровольцами без кавычек. Кадеты и два молодых офицера (один из них — казак, другой из авиашколы и оба к артиллерии никакого причастия не имевших) за время похода все время находились в боевой и действующей части дружины, третий же офицер (кадровый артиллерист офицер) никакого желания воевать не изъявлял и так как по чину и стажу он должен был бы занимать какую-либо должность в дружине, а свободной таковой не имелось, то он к полному своему удовлетворению был оставлен Командиром дружины при базе в Никольск-Уссурийске.

Этой иллюстрацией мы и закончим данный отрывок.



Содержание