О Белых армиях » Мемуары и статьи » Б.Б. Филимонов КОНЕЦ БЕЛОГО ПРИМОРЬЯ.

2. МАЙСКИЙ «НЕДОВОРОТ» 1922 ГОДА. 1. «Заговор Правительства и "семеновцев" против "каппелевцев"».


Неудачный поход на север, финансовые затруднения и, как результат последних, скандал с ассигновками, — все это вызвало трения между членами Правительства и Командованием белой армией. В своих книгах В. Г. Болдырев («Директория, Колчак, Интервенты»), С. П. Руднев («При вечерних огнях») и генерал П. П. Петров («От Волги до Тихого Океана в рядах Белых») достаточно обстоятельно изложили причины и ход печальных событий, коих я буду касаться, поэтому, лишь поскольку они недоосвещены вышеназванными авторами и поскольку то касается ряда деталей армейской жизни того времени.

Назревание конфликта между Правительством и Командованием не составляло большой тайны и в рядах армии поговаривали, что Каппелевское Командование, яко бы, собирается арестовать Правительство и взять власть всецело в свои руки. Приведенная в конце нашей первой главы записка из бумаг Генерала Смолина не отрицает «агрессивных» намерений командования (во всяком случае некоторых высших чинов его). Во всяком случае Правительство братьев Меркуловых, видимо усвоившее привычку неоплаты своих счетов, так еще недавно отказавшееся от своего собствен- 

Венки, возложенные на могилу Полковника Глудкина во Владивостоке

ного приказа о шестимесячном сроке добровольческой службы, сделало теперь ряд назначений, вызвавших так называемый «недоворот».

Год тому назад, опираясь на «семеновские» воинские части, братья Меркуловы оказались у власти. Власть они по предварительному соглашению с «семеновцами» должны были взять в свои руки лишь на время для того, чтобы пригласить «варяга» — Атамана Семенова и передать ему верховную власть. Однако власть показалась братьям сладкой и так как, противное Атаману, «каппелевское» Командование предложило свою поддержку в случае недопущения Атамана во Владивосток, то братья, недолго думая, отказались от своих обещаний «семеновцам» и, опираясь на «каппелевцев» повели борьбу с первыми, если не огнем и мечем, то во всяком случае путем голодовки. Атаман и «семеновцы» должны были в конце концов сдаться, ноябрьский «недоворот» не удался и глава «семеновцев» (Ген.-лейт. Глебов) со своими помощниками (Полковниками Буйвидом и Глудкиным) оказались под арестом. Братья же Меркуловы и Каппелевское командование отравились под Хабаровск добывать там себе лавры... Теперь же положение и корне изменилось и, так как у Меркуловых своей собственной опоры не имелось, то в борьбе с «каппелевским» командованием они естественно могли опереться лишь на своих прежних друзей-покровителей, потом ставших побежденными противниками — «семеновцев». И вот, действительно, вчерашние враги стали снова друзьями и Генерал-лейт. Савельев и Глебов получили назначения на высшие командные посты. Их помощники — Полковники Глудкин и Буйвид также получили назначения — первый был назначен командиром 1-ой стрелковой бригады, а второй — командиром «Пластунской» бригады. Забайкальская казачья дивизия и Сибирская флотилия (Адмирал Старк) были на стороне Правительства. Братья предполагали что для начала этого достаточно, а в дальнейшем и еще кое-кто присоединится к ним.

Следует подчеркнуть, что все с самого начала носило какой-то заговорщицкий характер. Старое командование оставалось на своих постах. Приказы о переформированиях и персональных переменах не были опубликованы. Между тем в карманах вышеуказанных четырех лиц «семеновской» ориентации (Ген. Савельев, Глебов, Полк. Глудкин, Буйвид) лежали приказы об их личных назначениях, подписанные правителями. Генерал Савельев разгуливал по Владивостоку хвастаясь, что он теперь — «Командарм». Полковники Глудкин и Буйвид выехали к местам расположения «их» частей. Напрасно Полковник Доможиров (быв. Начальник штаба 1-ой стрелковой бригады, а ныне Командир 2-го уральского стр. полка), находившийся во Владивостоке в служебной командировке, отговаривал своего бывшего соратника и друга Полковника Глудкина от очевидной авантюры. Тот ничего не хотел и слышать.

Запутанность и двойственность положения была налицо. Скандал надвигался на последний клочок «Белой Русской Земли»...



Содержание