О Белых армиях » Мемуары и статьи » Б.Б. Филимонов КОНЕЦ БЕЛОГО ПРИМОРЬЯ.

2. Движение частей Генералов Молчанова и Глебова на исходные позиции. 3. Атака Монастырища частями Поволжской и Дальневосточной групп 13-го октября.


Выдвижение частей Поволжской и Дальневосточной казачьей групп к исходным позициям и атака Монастырища ими рисуется согласно дневника Полковника Ефимова (Командир Прикамского полка) в следующем виде:

«12-го октября. Ночью погрузились и прибыли на ст. Ипполитовку. Осмотрел позиции. Смолин не свернул на Халкидон — Вознесенское и сейчас у моста через реку Лефу» (Примечание. Из этой записи Полковника Ефимова видно, что в его представлении Генерал Смолин со своей группой должен был отойти от Халкидона на Лучки и далее на Воскресенку, а вовсе не выходить через Монастырище и Ляличи к Ипполитовке. Как то мы знаем из главы V, Генерал Смолин именно так и хотел отойти (через Лучки), но в этом ему категорически воспрепятствовал Штаб Земской Рати. Именно это обстоятельство, на наш взгляд, сыграло весьма важную и даже решающую роль в складывании обстановки на левом участке расположения сил Земрати и бою 13-го и 14-го октября).

«13-ое октября. Перешли в наступление на Монастырище. Ему (Генералу Глебову?) задача наступать правее дороги, мне — между дорогой и жел. дорогой. По дороге обогнал колонну Глебова, он сделал для чего-то остановку. Народу у него много, но есть и шваль — дезертиры из других частей. Ижевцы заметили в рядах Поручика Лукьянова, удравшего из полка, чтобы не участвовать в походах. Не постеснялись и подшучивали на тему "не удалось словчить от боя".

Первых разведчиков оттеснили. Прошли сопки, покрытые лесом и очутились на равнине. Мне наступать по голому месту. У Глебова лучше, еще версты на полторы — две тянутся укрытые подступы по кустам. Продвинулись версты на полторы вперед, когда у Глебова закипел бой. Его наступление отбито, части бежали перед незначительными силами красных. Наблюдал сбоку интересные эпизоды, как красные пробирались по окраинам кустов. Я с ординарцами обстрелял их, они скрылись в кустах.

Прибыл связной от Глебова. сообщил о больших потерях. Буйвид убит, много раненых осталось на месте. (Полковник Буйвид, молодой, но доблестный Командир Пластунов был не убит, но смертельно ранен). Опасался, что красные, преследуя Глебова, дойдут до нашей артиллерии, которая имеет позиции у выхода дороги из сопок. Правда — около артиллерии находится мой резерв — Добровольцы (Пермская пешая дружина). Хотел ударить красным, наступающим на Глебова во фланг, но местность открытая и нас еще разделяет болотистый ручей. Послал разведку местности и решил ждать сведений, что делается у Глебова.

Когда у Глебова успокоилось, уже к вечеру, перешли вновь в наступление. Прошли недалеко, впереди никаких укрытий, справа висят красные.

Станцию Манзовку утром занял отряд Ястребцева (Анненковцы и партизаны) с броневиком, красные оттуда бежали, как только появился наш бронепоезд.

Мои цепи на уровне отряда Ястребцева: Ижевцы — левее, Воткинцы — правее. Наступление прекратилось с темнотой».

К этому повествованию, на основании показаний ряда участников боя — младших офицеров различных частей, можно добавить следующее: «Когда наступил день 13-го октября, то густая белесоватая мгла застилала землю и продержалась почти что весь день, как то часто бывает осенью в Приморье. Саженях в ста с трудом можно было рассмотреть контуры деревьев и домов. Связь становилась затруднительной: Общая картина исчезала, каждый боец видел только свой маленький участок. Что делается на другом участке — никто не знал. Такая обстановка, вобщем, сыграла в руку красным: красноармейцы не видели широкого охвата их расположения белыми, а потому оказались склонными к большому упорству в обороне вверенных им участков фронта; вместе с тем стремительность белой атаки уменьшилась, так как каждая белая часть инстинктивно опасалась "слишком зарваться вперед". При разворачивании частей Поволжской рати произошли какие-то задержки. Скученные на шоссе артиллерия и обозы понесли в самом начале боя потери. В дальнейшем положение исправилось...»



Содержание