О Белых армиях » Мемуары и статьи » Б.Б. Филимонов КОНЕЦ БЕЛОГО ПРИМОРЬЯ.

2. Общий план борьбы с красными


Из деклараций Земского Собора и самого новоизбранного Правителя, приведенных в Первой части работы, мы видели, что цели ставились перед последней Белой властью большие и, после всех поражений войск Адмирала Колчака, Генералов Деникина и Врангеля, после краха в Забайкалье и, наконец, неудачи в истекшую зиму с походом Генерала Молчанова за Хабаровск, руководящие белые круги продолжали ставить себе задачу наискорейшего изгнания заклятого красного врага из Белокаменной. Стоит ли теперь, после всего этого, опять повторять, что Воевода Земской Рати, подписывая только что приведенный приказ, верил и надеялся на поход своих войск от Ханки, Никольска и Сучана через горы, долы и реки к самому сердцу родной страны. Конечно те восемь тысяч бойцов, что стояли под ружьем в распоряжении Правителя и Воеводы в Южном Приморье, были более чем недостаточны для выполнения всей тяжелой миссии по освобождению необъятной России, но для начала было хорошо и то, что они имеются, а дальше... никто, как Бог. Вера в Бога, ожидание чуда давали нужные силы в работе Воеводы.

В своей книге, Генерал П. П. Петров — Начальник штаба Земской Рати в рассматриваемую операцию, излагает достаточно подробно на четырех страницах (211 — 214) те первые задачи, которые стояли перед Земской Ратью в ее борьбе с противником. Здесь мы приведем их самым кратким образом:

Хабаровская группа красных в том виде, в коем она находилась летом 1922 года, хотя и определялась своей численностью до 20,000 ртов (по сведениям белых), но в поле могла выставить не более 7,500 штыков и сабель и, по расчетам Штаба Земской Рати, была ей не страшна.

Большие неприятности ожидались от незначительных по своей численности партизанских отрядов, хотя в боевом отношении они так же ничего страшного не представляли. Партотряды мешали только гражданским властям.

«В общем», пишет Ген. Петров, «мы могли рассчитывать, что с этими всеми группами можем справиться, если они не получат свежих сил». Восстание в Забайкалье и подрывная работа Амурской военной организации должны были затормозить или даже совсем приостановить переброску из Забайкалья в Приморье двух пехотных и одной кавалерийской бригад, могущих, по расчетам Штаба Земской Рати, при благоприятных для красных условиях, оказаться в районе Спасска примерно в начале октября.

Все же и с этими, Забайкальскими силами красных Штаб Земской Рати предполагал, при благоприятной обстановке, справиться, хотя бы даже и с некоторым трудом в течении октября месяца.

Штаб Земской Рати учитывал, что вторая (октябрьская) задача будет труднее первой (сентябрьской). «Она требовала сосредоточения к половине октября всех наличных сил хотя бы для охраны тыла и боевых припасов. Последнее было самым больным вопросом, так как наличные запасы боевых припасов, особенно ружейных патронов были ничтожными, а японцы не передавали запасов по-прежнему. Впрочем, у них было много артиллерийских припасов, а ружейных патронов было мало. Патроны были самым неразрешимым вопросом». Так говорит Ген. П. П. Петров и к этому еще добавляет: «Выполнение второй задачи еще не значило выигрыша дела, так как несомненно привлекло бы новую присылку войск в Приморье из Советской России, если не восстанет Забайкалье. Но тут начиналась область веры в чудо, веры в изменение обстановки к лучшему к половине октября»...

На этом, мы думаем, следует остановиться и более ничего не будем прибавлять. Предстоящий поход для противобольшевиков являлся своего рода какой-то безумной лотереей, в которой один шанс был против тысячи, нет — десятка тысяч, даже миллиона...



Содержание