О Белых армиях » Мемуары и статьи » Б.Б. Филимонов КОНЕЦ БЕЛОГО ПРИМОРЬЯ.

2. Переход Никольск-Уссурийского в руки красных


Слухи об отходе белых распространились по Никольск-Уссурийскому в пятницу — 13-го октября. Полковник Попов, Начальник Штаба Восточно-Сибирского отряда, вспоминая эти дни, говорит: — «В один прекрасный день Штаба Земрати в городе нет. На руках у нас четыре военных госпиталя. Начали спешную эвакуацию желающих. Из Владивостока и Раздольного прислали до 150 коммунистов из тюрьмы, они все были прикончены в Никольске».

В ночь на 14-ое октября началось поголовное бегство из города и под вечер нельзя было найти в городе ни одной свободной подводы. Легковые извозчики, опасаясь реквизиции партизанами лошадей, также уехали из Никольска. Большинство беженцев бежало на разъезд 89 версты, откуда в сборном поезде они были переброшены во Владивосток.

Последние белые части оставили Никольск-Уссурийский в ночь на 15-ое, около полуночи. Еще до прохода последних белых частей начался грабеж некоторых квартир местных состоятельных людей, бежавших из города в самый последний момент. Грабили местные босяки. Одновременно с грабежом этих квартир начали грабить китайские лавки, причем во многих местах грабеж сопровождался убийством, так как хозяева лавок оказывали сопротивление грабителям.

Еще не успели белые части уйти из города, как в Народном доме состоялось собрание местных коммунистов, созванное по инициативе коммуниста Ф. Скачкова. На этом собрании был выбран временный совет из десяти лиц для организации временного управления городом. В совет вошли исключительно коммунисты.

Под утро из близлежащего села Борисовки в город вошли партизаны. Вместе с ними приехало много деревенской молодежи на подводах. Партизаны присоединились к грабителям, зачастую отбирая от последних награбленное лично для себя. Отряд был силою до 200 человек.

В 5 часов над городом пролетел красный самолет, сбросивший две бомбы в здание городской управы, где раньше находилась канцелярия Правителя Земского Края. Одной из бомб была разрушена каланча.

К этому же времени были выпущены на свободу все обитатели местной тюрьмы, как политические, так и уголовные. Последние, конечно, не замедлили присоединиться к грабителям. Особенно пострадали от грабежа улицы — Пушкинская, Гродековская, Духовская, а так же магазины на Мичуринской и Корсаковской. Частные дома из которых обитатели не бежали не пострадали. Как слух передавали о том, что партизаны ворвались в Никольскую Женскую Семинарию и совершили ряд насилий над воспитанницами.

Регулярные красные части вошли в город только к 15-ти часам 15-го октября в воскресенье, причем немедленно по вступлении принялись за ликвидацию грабежей. В некоторых местах, как например на складах Куист и Альберса, регулярке пришлось применить оружие, чтобы разогнать грабителей. Часов с 17 того же дня патрули стали вылавливать выпущенных из тюрьмы уголовных преступников.

Красное командование выпустило обращение к гражданам, в котором население призывалось не волноваться и заявлялось о недопустимости в дальнейшем каких бы то ни было эксцессов. Выезд из города тем не менее был запрещен. (Отрывок этот написан на основании газетной статьи «Работа красных в Никольске», помещенной в газете «Земский Край» от 18-го октября 1922 года за № 37 — 431, издававшейся во Владивостоке).



Содержание