О Белых армиях » Мемуары и статьи » Б.Б. Филимонов КОНЕЦ БЕЛОГО ПРИМОРЬЯ.

6. Итоги Анучинской операции.


Подводя итоги только что описанной Анучинской операции Сибказрати, должно сказать в первую очередь, что в течение всей операции стрелки обеих сторон проявили весьма значительную инертность. Весь этот поход обошелся Сибказрати в 35 человек ранеными и в 6 человек убитыми. При этом особенно пострадала доблестная Енисейская казачья дружина, на кою, из вышеуказанного числа в 40 человек выбывших из строя, пришлось 26 человек. Потери были и у Сибирцев. Таким образом Оренбургцы, приостановившие свое наступление в 10 час. 28-го сент. и с тех пор топтавшиеся на месте до самого приказа об отходе, потеряли 6 человек, что и должно быть воспринято, как показатель их весьма значительной вялости. Невольно напрашивается мысль, что будь в 10 часов в первой линии не Оренбургцы, а те же утомленные и потрепанные Енисейцы и Сибирцы, Брюхановка к вечеру того же дня несомненно оказалась бы в руках белых. С другой стороны этот успех операции все же не решил бы. Возвращаясь опять к потерям частей, следует указать на расстройство орудийной упряжки первого орудия. Окончательно из строя этого орудия выбыло 4 коня, двое убитыми и двое ранеными. В свое время отмечалось, что орудийные кони этой дружины были прекрасные, сильные и красивые, без особого труда бравшие любой подъем. Теперь в первой запряжке на ряду с орудийными конями появились строевые, верховые кони.

Касаясь организации этого наступления в горы, хочется отметить в первую голову перегруженность отряда ненужной в горах полевой артиллерией. Вместо трех, вполне достаточно было бы и одного орудия на то количество пехоты, которое в действительности приняло участие в походе. Если на ровном месте полевое орудие и может в той или иной мере возместить недостаток пехотинцев, то в горах картина получается иная: орудие никак не может в любом месте по любому уклону лезть вверх или скатываться вниз, но будучи привязанным к дороге или тропе притягивает к себе некоторое число пехотинцев для прикрытия от всяких случайностей. Конницы тоже, пожалуй, было, по сравнению с пехотой, больше, чем следует. Все это будучи вместе взятым невольно рисовало печальные перспективы возможной потери орудий, коней и обоза без какой-либо пользы для дела. Поэтому надо полностью оправдать решение Генерала Бородина о прекращении дальнейшего залезания в горы и отдачу им приказа об отходе. В своей книге Генерал П. П. Петров высказывает совсем противоположную мысль — он сожалеет о неудаче движения Генерала Бородина на Анучино, считая, что захват последнего открывал какие-то возможности Земрати и во всяком случае «это была крупная прореха, так как Анучинский район висел над Никольском и жел. дорогой Спасск — Никольск». Далее Генерал Петров говорит, что нахождение группы красных в районе Ивановка — Анучино имело большое значение для предстоящей операции главных сил Земрати, «так как с одной стороны ею была связана часть наших сил, а с другой она имела возможность помогать наступающим с севера постоянной угрозой нашему тылу войск и разрушением жел. дороги, прекращением связи». На наш взгляд — взгляд большинства чинов Сибказрати, все доводы Генерала Петрова, даже и те, что по своей логичности как будто бы заслуживают полного внимания, грешат одним, но увы — самым основным: своею полнейшей отвлеченностью. Действительно, возьми и удержи за собой Сибказрать Анучино. Разве это гарантировало бы «неприкосновенность» жел. дороги Никольск — Спасск? Таким образом, выдвинув Сибказрать в Анучинский район, Штаб Земрати должен был бы «кого-то» поставить на ее место в Кремово, Ляличи и Монастырище. Но кого? Резервов у Штаба Земрати не имелось. Так кто же охранял бы тогда линию жел. дороги от отдельных, небольших партии красных подрывников, которые всегда бы проникнули к своей цели. Нахождение Сибказрати в Анучинском районе было бы для них не тормозом, а наоборот — облегчающим началом, так как отсутствие свободных сил у Штаба Земрати привело бы в таком случае к созданию «импровизации» охраны этого участка железной дороги. Ведь не остановило же красных подрывников в только что минувшую зиму 1921-22 г. г. выдвижение Белоповстанцев к Волочаевке и Ину? Но, если в зиму 1921-22 г., когда фронт находился за сотни верст под Хабаровском, красные не могли воспрепятствовать проникновению в их тыл отряда Полковника Карлова, то какие нерушимые данные имелись у Штаба Земрати за то, что осенью 1922 г. Сибказрать, занимая Анучино, сможет гарантировать недопуск какой-либо значительной колонны красных регулярных или партизанских сил, буде большевикам то придет в голову? Увы, Штаб Земрати осенью 1922 года витал в области каких-то фантазий, а через восемь лет после событий, бывший начальник этого самого штаба в своей книге эти фантазии пытается задрапировать логикой рассуждений, пригодных при решении и разборе задачи отдельной армии нормального состава. Вот в этом-то и кроется загвоздка.

Неудача движения на Анучино поставила крест над вопросом об организации крестьянского съезда в нем. Впрочем времена подходили теперь уж другие: через несколько дней после «прогулки» на Анучино, регулярные красные силы двинулись в общее наступление на Южно-Уссурийский Край.

 

 

 

 



Содержание