О Белых армиях » Мемуары и статьи » Б.Б. Филимонов КОНЕЦ БЕЛОГО ПРИМОРЬЯ.

6. Переговоры Генерала Смолина с Генералом Чжан-Зун-Чаном.


Мы остановили свое повествование о частях Сибирской группы на отъезде Ген. Смолина с Рассыпной пади на ст. Пограничную, находящуюся в пределах Китая.

О своей поездке на ст. Пограничную, Генерал Смолин в докладе Воеводе говорит следующее:

«Учитывая обстановку, я пришел к заключению, что совершенно неизбежны переход частей через границу и конфискация китайскими частями нашего оружия и имущества и чтобы по мере возможности избежать этого и других тяжких последствий интернирования — я наметил следующий план своих действий.

Оставляя части в районе сосредоточенными (Рассыпная — Сосновая падь) я лично прибыл на ст. Пограничная. При встрече с начальником китайского гарнизона ст. Пограничная Генералом Чжан-Зун-Чан (впоследствии "тюпан", одна из самых главных фигур Китайской междуусобной войны 1924-28 годов), — на его вопрос о моих дальнейших намерениях, я ему заявил, что часть людей будет мною распущена.

С остальными же, оставаясь в пределах Приморья, перейду к партизанским действиям против красных. Что же касается излишка оружия, огнеприпасов и имущества, то частью спрячу, частью уничтожу, если не представится возможность продать его. На это Генерал Чжан-Зун-Чан ответил мне, что весь излишек, имеющегося у меня оружия, он готов приобрести за наличный расчет и, в случае моего согласия на это, предложил срочно доставить ему подробный перечень оружия и огнеприпасов с указанием расценки.

Крайний недостаток в моем распоряжении денег (в денежном ящике интенданта имелось всего около 7000 иен) и продовольствия при наличии около 2700 человек и 800 лошадей, а также неизбежность, как мне казалось, конфискации у меня китайскими властями оружия и части имущества в случае перехода через границу, делало для меня предложение Чжана вполне приемлемым и соответствующим моим планам.

Через сутки были готовы списки с общей оценкой имущества, преимущественно оружия и огнеприпасов, примерно на 50,000 — 60,000 долларов.

Эти данный я, вместе с Генералом Толстовым, представил Генералу Чжану. Последний признал их приемлемыми. Было заключено письменное условие, получен задаток около 5,000 долларов и была назначена смешанная комиссия от китайского гарнизона и моих частей, которая должна была в тот же день приступить к приемке на Рассыпной пади оружия и огнеприпасов. Оплата должна была производиться отдельно за каждую партию оружия, прибывшую на ст. Пограничная, причем размер партии не должен был превышать суммы задатка. Вместе с тем, Генералом Чжаном было поставлено дополнительное условие, сводившееся к тому, что если мои части будут вынуждены под давлением противника перейти границу ранее выполнения сделки, то договор теряет свою силу и оружие в таком случае конфискуется китайскими властями согласно международного правила.

В этот же день на ст. Пограничная прибыл Генерал Лохвицкий, уполномоченный Воеводой. Согласно директив Воеводы мне надлежало руководствоваться в своих действиях так же указаниями Генерала Лохвицкого. Генерал Лохвицкий, ознакомившись с обстановкой и моими действиями, вполне их одобрил.

Комиссия выехала на Рассыпную падь. К сдаче ей было намечено почти три четверти имевшегося у меня оружия, остальное же Генерал Чжан разрешил по приятельски, в случае неудачи наших партизанских действий, в скрытом виде провести к западу от Пограничной, в определенный район, где должны незаметно для представителей красных на Пограничной, пройти мои партизаны».

К вышеизложенному добавим, что все это имело место, согласно доклада, 17-го октября. (Дело идет о китайских, а не американских долларах, но в означенное время разница вразмене была между ними весьма невелика).



Содержание