О Белых армиях » Мемуары и статьи » Б.Б. Филимонов КОНЕЦ БЕЛОГО ПРИМОРЬЯ.

6. Уссурийская операция частей Земской Рати.


Перед тем, как приступить к описанию операций, мы должны, хотя бы вкратце, указать на ту группировку сил Земской Рати, которая была проведена Штабом Генерала Дитерихса перед началом кампании. Именно, силы Земской Рати были сосредоточены в следующих районах:

Поволжская группа Генерала Молчанова из Владивостока, Раздольного и Сучано-Владимиро-Александровского районов была переброшена в Никольск-Уссурийский (Приволжский полк Генерала Сахарова) и Спасск (Прикамский полк Полковника Ефимова и Московский конный полк Генерала Хрущева).

Части Сибирской рати Генерала Смолина из района Никольск-Уссурийского по железной дороге были переброшены в Гродековский район, откуда они двинулись в Приханкайлье, имея задачей очищение последнего от красных партотрядов. По окончании этой операции группа Генерала Смолина должна была подтянуться к рати Генерала Молчанова, которая к сему времени так же должна была полностью подтянуться в район Спасска.

Прикрытие Никольск-Уссурийского (столица Земского Края и штаб-квартира Воеводы), железно-дорожного узла со стороны Анучина и прикрытие коммуникационной линии войск Генерала Молчанова возлагались на Сибирскую казачью рать Генерала Бородина, долженствовавшую к началу сентября месяца собраться в округе Ипполитовки — Манзовки.

Дальневосточная казачья рать Генерала Глебова должна была взять на себя охрану района Сучанской ветки, Шкотова и Раздольного, но так как главные силы этой группы (Забайкальская казачья дивизия Генерала Эпова) не могла оставить Никольск-Уссурийского ранее прибытия туда частей Приволжского полка, то временно охрана Шкотовского района была поделена между Урало-Егерями и Амурской казачьей дружиной.

По прибытии в Шкотовский район частей Забайкальской дивизии, Урало-Егеря были отведены во Владивосток, где предполагалось пополнение их со значительным развертыванием за счет призываемых ратников. Этот Урало-Егерский полк должен был составить основной резерв Воеводы, но так как мобилизация провалилась, то и предназначенной роли этот отряд в 400 человек сыграть не смог.

Означенная перегруппировка войск была совершена в течение трех последних недель августа месяца и первых дней сентября. Охрана Никольск-Уссурийского, по уходе из него Приволжского полка, была принята ополченцами, которые шли на пополнение слабой дружины Сибирской Рати Генерала Смолина и его же Пограничного стрелкового полка.

Из подробностей этих перебросок можно указать:

19-го августа в Никольск-Уссурийском состоялся молебен, а потом парад Атаманского полка (дружины) в пешем строю перед отправкой его в Сучанский район.

4-го сентября Восточно-Сибирская артил. дружина из Никольск-Уссурийского в эталоне была переброшена на ст. Ипполитовка. В это время в Никольске гарнизон занимали Волжане и Камцы.

Из записок одного Урало-Егеря мы узнаем следующее:

«С началом военных операций Уральцы и Егеря вернулись во Владивосток из Барабаша и побережья. Во Владивостоке отряд простоял недолго так как был переброшен в Шкотово. Здесь же находится и Амурский казачий дивизион, охраняющий линию железной дороги. Сидим в казармах за проволокой. По линии ходит наш бронепоезд от ст. Угольной до Шкотова и далее верст на 10 — 15. Сучанские же рудники в руках красных партизан. Мелкие стычки. Потом Егеря направлены морем во Владивосток, мы же (Уральцы) походным порядком двигаемся на ст. Океанская. По дороге колонна обстреляна с сопок несколькими партизанами. Потерь нет».

* * *

Сведений относительно действий частей Сибирской рати Генерала Смолина в Гродековском районе и Приханкайле собрать не удалось. Поэтому приходится ограничиться лишь приведением Указа Правителя Земского Края от 29-го августа 1922 г. за № 25, отданным на станции Никольск-Уссурийский, где помещался в вагонах штаб Земской Рати.

«Приханкайский Край освобожден от советской коммунистической изуверской власти. Благодарю Бога, что при этом освобождении Края войсками Земской Рати не было пролито ни единой капли крови христианского народа, но зато представители советской власти, убегая из Края, сочли нужным зверски уничтожить арестованных ими Василия Трофимовича Чухно, крестьянина деревни Турий Рог, Степана Карпенко — крестьянина села Троицкого, Тимофея Аввакумовича Коротких — крестьянина деревни Черниговки и еще одного, личность которого не опознана. Убийство это совершено комиссаром Кузьминым и красноармейцами: Куриловым и Новоселовым из деревин Михайловки и Ситниковым из деревни Снегуровки. Из числа захваченных войсками по подозрению в сотрудничестве с коммунистами Феклу Безрукову, Маркиана Белокурова, Петра Безрукового, Максима Березюка, Антона Глухенький, Кирилла Годуну, Николая Коргот, Александра Горюнова, Степана Журавлева отпустить по домам под надзор соответственных сельских обществ. Гаврила Дмитриева, Василия Безсонова и Анну Урышеву, воспользовавшихся изуверской советской властью для проявления своих безнравственных натур, — выслать в пределы ДВР. Митрофана Сурженко и Поручика Георгия Курочич предать полевому суду, как дезертиров Томской дружины. Александре Леоновой предложить уговорить своего мужа отстать от уголовной работы партизана Лебедева и вернуться к своему мирному очагу. Высылку семейств крестьян Василия и Филиппа Березюковых и отца их Саввы Березюка, не сумевшего воспитать своих детей в духе христианской веры, утверждаю. Впредь до разработки Земской Думой закона о приходском управлении, для восстановления разрушенного коммунистами здорового, национального, народного самоуправления Приханкайским Краем и для установления связи населения Края со мной, повелеваю: 14-го наступающего сентября, в 11 часов утра, собрать в селении Вознесенском Земский съезд представителей Приханкайского Края, под моим личным председательством. Съезд организовать начальнику Никольск-Уссурийского уезда при содействии Полковника Аргунова. Последнему, кроме того, назначить военного начальника Приханкайского района с местом пребывания в селе Хорольском. В административном отношении Военному начальнику района руководствоваться указаниями Начальника Никольск-Уссурийского уезда. Для участия в Земском съезде от каждого населенного пункта Приханкайского края населению избрать по одному достойному, уважаемому на местах представителю. Представители должны удовлетворять следующим условиям: 1) быть крепкими в вере во Всемогущего Бога, 2) иметь в населенном пункте, от которого избираются свое хозяйство, 3) иметь от роду не менее 25 лет и быть семейным, 4) не иметь за собой в прошлом уголовного преступления. Избранные представители должны быть снабжены письменными удостоверениями от сельских сходов. Каждому представителю на путевые расходы в Вознесенском будет выдано по пяти, (5) рублей. Съезд продолжится один день.

Правитель Земского Приамурского Края
МИХАИЛ ДИТЕРИХС».

* * *

Окончание похода частей Сибирской рати Генерала Смолина по Приханкайлю совпало по времени с другим событием: окончанием японской эвакуации из первого района (участок железной дороги на север от разъезда Дубининского). Таким образом с 4-го сентября во всем этом районе (от Дубининского до ст. Уссури) белые и красные оказались непосредственно стоящими друг против друга.

4-го сентября на разъезде Дубининском находилось восемь эшелонов японских войск. Далее к северу, повторяем, не имелось более ни одного японского солдата. В виду этого, Белое командование начало первой своей операции считает с этого числа. Об этом Генерал П. П. Петров пишет так: «Когда японцы стали уходить из Спасска, мы чувствовали уже, что первая задача будет выполнена успешно. Наши выдвинувшиеся части везде имели успех и красные, считавшие свою задачу мелкой, а каппелевцев бессильными, были жестоко побиты. В двух местах они пробовали организовать контрудары, но безуспешно».

Красные, сосредоточившие к этому времени свои вооруженный силы в северной части бывшей так называемой «нейтральной» полосы, простиравшейся от разъезда Краевского, на юге, до станции Иман, на севере и имевшей своей разграничительной серединой железно-дорожный мост через реку Уссури и станции того же наименования, готовились теперь, с уходом японцев, распространиться к югу от только что названной станции. Дабы воспрепятствовать им в этом деле, Штаб Земской Рати поставил Генералу Молчанову задачу овладения станцией Уссури и железно-дорожным мостом у нее. Владение этой переправой представляло собою значительное преимущество, так как, с одной стороны, затрудняло красным проникновение в Южно-Уссурийский район, а с другой стороны, представляло некоторые выгоды для движения на север, к Иману.

Задача овладения названными объектами была возложена на первого заместителя Командующего Поволжской Ратью — Генерального Штаба Генерал-лейтенанта Никитина, при начальнике штаба, Ген. Штаба Полковнике Ефимове 2-ом.

Для производства операции Генералу Никитину были переданы:

  • 1) Прикамский стрелковый полк Полк. Ефимова 1 …  1,000 шт. 100 саб. 2 ор.
  • 2) Московский конный полк. Ген Хрущева … 300 шт. 400 саб. —
  • 3) 2-я батарея Поволжской артил. дружины  —шт— 2 ор.

———————

Итого …1,300 шт. 500 саб. 4 ор.

Число штыков, показанное против Прикамского полка, нуждается в некоторых разъяснениях: Три пехотных дружины Прикамского полка в это время выставляли только до 700 штыков, так как юнкера Корниловского Училища еще не успели прибыть, но зато к отряду были временно приданы Уфимская пехотная дружина (Приволжского стрелкового полка) и Отдельная Иманская казачья сотня Войскового старшины Ширяева. Таким вот образом и получается 1,000 штыков в Прикамском стр. полку на эту операцию только.

Со стороны красных в этой операции принимали участие:

  • 1) Троицко-Савский кавполк ... — шт. 360 саб. — ор.
  • 2) 6-ой Хабаровский стрелковый полк …  1,200 — 1,600 шт.
  • 3) Невыяснено какой части  3 ор.

Как то уже указывалось выше, в 6-ом полку на каждую из общего числа девяти рот, приходилось от 3 до 5 пулеметов.

4-й Минский и 5-й Волочаевский полки, общей численностью от 2,500 до 3,000 штыков, при невыясненном количестве артиллерии находились севернее и участия в операции не принимали.

1-го сентября Петроградская конная дружина занимала разъезд Краевский и своими разъездами состояла в соприкосновении с разъездами Троицко-Савского п.

2-го сентября белые части, назначенные в операцию, грузятся на станции Евгеньевка (что у городка Спасска) в эшелоны.

4-го сентября Петроградская конная дружина, двигаясь впереди отряда Генерала Никитина, вытеснила части Троицко-Савского кавполка из Шмаковки. Главные силы отряда в это время занимают Комаровку.

На следующий день, 5-го сентября, отряд Генерала Никитина занимает село Успенку.

Этим временем красные части потеснили Петроградскую конную дружину у станции Шмаковка, а потому 6-го сентября Прикамский стрелковый полк был направлен сюда и после боя с Троицко-Савским кавполком занял станцию и село Шмаковку и продвинулся в сторону Монастырище.

7-го сентября наступающие части белых встречаются с красной пехотой. В довольно упорном бою под Тихменевом с красной стороны участвуют 1-й и 2-й батальоны 6-го Хабаровского стрелк. полка, а так же эскадроны Троицко-Савского кавполка. К концу боя к красным подходит и 3-й батальон 6-го Хабаровского стр. полка, но изменить участь боя он не смог: в то время, как Ижевцы наступали с юга, Воткинцы решительным ударом с запада сбили правофланговые части красных и понудили всю их группу к отходу.

Развивая свое наступление, части Генерала Никитина к утру 8-го сентября подошли к станции Уссури. К этому времени красная пехота, кроме самой незначительной части, и вся красная артиллерия расположились по возвышенному правому берегу реки Уссури. Белые же находились на низком, левом берегу реки, совершенно к тому же открытом и ровном. Противников разделила, таким образом, река. Положение белых было незавидным. Обе белые батареи принуждены были стать на открытые позиции. Красные батареи не замедлили открыть по ним огонь и скоро белые батареи оказались под действительным артиллерийским огнем противника и понесли значительный потери. Этим временем цепи белой пехоты, которые красным были видны, как на ладони, принуждены были залечь на открытой равнине. Целый день продолжался артиллерийский бой, но каждому было уже ясно, что участь операции решена: белым не взять ни железно-дорожного моста, ни станции Уссури. Вечером была произведена неудачная попытка взорвать железно-дорожный мостик у разъезда Кауль. Из этого тоже ничего не вышло: подошел красный бронепоезд, порвал шнур и после этого шашки не могли взорваться. Белые отходили.

10-го сентября отряд Генерала Никитина продолжал свой отход походным порядком, затем он погрузился в подведенные эшелоны и 11-го сентября прибыл назад в Спасск.

Ввиду значительных потерь, понесенных белыми частями в этой неудачной Уссурийской операции и отсутствия достаточного числа свободных резервов, новой операции по овладению железно-дорожным мостом у станции Уссури произведено не было. Вторая половина сентября месяца в районе к северу от Спасска прошла лишь в отдельных стычках различных разведывательных партий и отрядов. Таким образом красные оказались хозяевами этой важной в стратегическом отношении Уссурийской переправы. План операции Штаба Земской Рати терпел существенную неудачу почти в своем самом начале. Лишь полная пассивность красных в течении продолжительного срока могла позволить белым, изготовившись вновь к новой Уссурийской операции, перейти в наступление на ст. Уссури и, в случае благоприятного завершения ее, перенести военные действия в северную часть нейтральной полосы и далее на территорию ДВР, т. е. туда, куда так быстро и легко девять месяцев тому назад перенес свои операции Генерал Молчанов.

Причиной неудачи Уссурийской операции Генерал П. П. Петров называет погоду. Он пишет в своей книге дословно так: «Однако нам не удалось захватить моста через реку Уссури, как было намечено, так как в последние дни операции пошли дожди и даже маленькие речки вздулись страшно. Для овладения же мостом предполагалось перебросить часть конницы через реку в тыл». Нам же представляется, что главнейшей причиной неудачи была не плохая погода, а органическая невозможность отряда Генерала Никитина побороть равные или даже превосходящие силы противника, заблаговременно подготовившегося к отражению наступления белых. Возможно так же, что и сам Генерал Никитин, по тем или иным причинам, не проявил должной энергии и верткости при ведении этой операции.

В заключение мы отметим, что эта операция, которая согласно данным книги Генерала П. П. Петрова имела, видимо, своею целью захват и удержание за собою железно-дорожного моста через реку Уссури и станции того же наименования, в восприятии ее участников — белых бойцов имела своей задачей одно лишь разрушение железно-дорожного моста, а не его захват и удержание. Нам думается, что количество войск, двинутых на ст. Уссури, соответствовало скорее второму, а не первому положению. Отсутствие приказа — задания Генералу Никитину лишает нас возможности разрешить данный, я сказал бы, весьма интересный, вопрос.

 

 

 



Содержание