О Белых армиях » Мемуары и статьи » Б.Б. Филимонов КОНЕЦ БЕЛОГО ПРИМОРЬЯ.

8. Дальнейший отход Поволжской и Сибказачьеи групп в Ново-Киевский округ.


Поволжскую и Сибирскую казачьи группы мы оставили при переправах через реку Суйфун, первую у Красного Яра, а вторую против Раздольного. Обе группы под общей командой Генерала Молчанова должны были отходить на Нежино и дальше к Барабашу. Вперед направлялась Сибирская казачья, а за ней следовала Поволжская. Тут, от Нежина и до самого Ново-Киевска имелась всего лишь одна дорога — когда-то превосходное шоссе, но многие годы оно не поправлялось, а потому некоторые участки его сильно испортились, что же касается мостов, то большинство из них пришло в полную негодность и они были непроходимы для артиллерии и обозов.

Вверенные ему войска Генерал Молчанов отводил перекатами. Части в арьергарде этой белой группы, таким образом, все время менялись. Так у Красного Яра отход белых прикрывал Генерал Ястребцов со своим отрядом (Анненковцы, партизаны Генерала Савельева и Иманская сотня). Перед Нежиным его сменил Генерал Сахаров с частями своего Приволжского полка. Далее у Пеняжина самым задним оказался Полковник фон Вах с частями Прикамского полка, которым он временно командовал за ранением Полковника Ефимова. У Барабаша прикрытие принял на себя Генерал

Блохин со своими казаками. (Енисейская каз. дружина под командой Ген.-майора Потанина, Сибирская каз. дружина под командой Войск. старш. Афанасьева и Сибирско-Енисейская артил. дружина — одно французское орудие под командой Подполковника Яковлева. Двухорудийная Восточно-Сибирская артил. дружина Полковника Романовского не вошла в состав отряда Генерала Блохина и отходила с главными силами Сибказгруппы. Что касается Войск. старш. Бологова, то, как мы уже знаем, он остался с небольшим числом охотников партизанить под Ивановкой и к частям Сибказгруппы больше не присоединялся). В дальнейшем Генерала Блохина сменил Генерал Наумов со своими Оренбургскими казаками и, наконец, перед Ново-Киевском прикрытие частей Земрати принял на себя Генерал Хрущев с двумя конными дружинами.

Подробности заданий частям на первую часть этого отхода мы можем проследить по сохранившемуся приказу Генерала Молчанова № 183/пох:

«Красный Яр. 16-го октября 8 часов 30 минут.

Генералу Сахарову, Генералу Ястребцеву, Полковнику фон Вах, Полковнику Бек-Мамедову, Полковнику Волкову.

Воевода Земской Рати для планомерного отхода приказал вверенной мне группе 18-го октября иметь арьергард в дер. Тереховка.

Ввиду отсутствия достаточного количества жилых помещений в тылу Красного Яра, приказываю:

16-го октября

1. Штабу группы, кроме оперативного, с Иманской дружиной перейти на заимку Москаленко.

2. Полковнику Бек-Мамедову со всеми батареями и Пермской дружиной выступить в 9 часов и перейти на заимку Худякова.

3. Генералу Сахарову, без Волжской конной дружины, выступить в 12 часов и перейти на заимки и фанзы от заимки Горнок исключительно до заимки, что между Худяково и Фатьяново, включительно.

4. Полковнику фон Вах без Пермской дружины и конной дружины выступить в 14 часов и перейти в район заимок Калугино, Андреево, Горлак.

5. Генералу Ястребцеву с Анненковской, Генерала Савельева, Волжской конной и Прикамской конной оставаться в Красном Яре и не допустить продвижения красных на юг.

6. Все громоздкие и ненужные в ближайшие дни обозы отослать сегодня же на заимку Степаненко, откуда получить продукты в Раздольном. Время выступления 10 часов. Обозы должны идти в полном порядке, имея собственное охранение. Старшим колонны назначаю Ижевской дружины Капитана Смолина. В прикрытие назначаю Инженерный дивизион с Подполковником Салковым. По пути дивизиону исправлять мосты и топкие места.

7. Я в 12 часов выеду на заимку Москаленко.

8. Донесения присылать от Штаба до Штаба, Генералу Ястребцеву до заимки Горлан, Полковнику Вах до заимки Фатьяново, Ген. Сахарову все донесения доставлять мне.

17-го октября

1. Перейти в Нежино.

2. То же.

3. Оставаться на месте, заняв заимку Москаленко.

4. Перейти на заимки Липского, Ишенки, Пустовойтенко.

5. Перейти на заимки Калугина, Андреева, Горлак.

6. Перейти в Нежино.

7. Оставаться на месте.

8. По старому, как и 16-го октября.

18-го октября

1 и 2. Пеняжино.

3. Перейти в район заимок Мамотина, Исаева.

4. Перейти в Нежино.

5. Перейти в район заимок Яшенки, Нежмо (?), передав конные части по полкам.

6. Перейти — Пеняжино.

7. Будет сообщено дополнительно.

8. По старому.

№ 183/пох. П. п. Комгруппы Поволжской

Генерал-майор Молчанов Верно:
Старший адъютант Штаба Капитан Станков».

Записная книжка автора данной книги — Поручика Филимонова, офицера Восточно-Сибирской артиллерийской дружины, — дает нам следующие данные о движении этой дружины, входившей в состав Сибказгруппы.

«17-го октября

По переправе в брод через реку Суйфун и короткого отдыха в корейской фанзе, где сбились в кучу и начальствующие лица (до Ген. Бородина включительно) и просто рядовые, ночью двинулись по меже, без дороги в поисках проселка, ведущего к Нежину. Проселок, совсем заброшенный, нашли, вышли на него и по нему двинулись к Нежину. На этом пути через Вторую речку имелся, если можно так выразиться, мост. Мне самому пришлось побывать у этого моста в ночь на 1-ое февраля 1920 года при отходе 1-го Артиллерийского Училища из Раздольного к Владивостоку. С тех пор прошло два с половиной года, но, как и тогда, так и теперь, мост был дряхл и еле-еле жив. Доски помоста с него на половину были сняты. Так за эти годы никто не потрудился его починить. Впрочем, также его и не развалили. Черным, худым остовом стоял этот мост. Отмечу, что берега Второй речки настолько круты, а дно ее так глубоко, что думать о спуске и подъеме по ее берегам повозок и орудий не приходилось. Оставалось одно: положиться на милость Господню. Из-за наличия дыр не могло так же быть и речи о том, чтобы кони тянули орудия. Поэтому коней выпрягли и осторожно через этот остов моста по отдельности перетаскивали на руках передки и лафеты орудий. Повозки подверглись той же участи. Переправа через этот мост прошла для частей Сибирской каз. группы благополучно, но потребовалось много времени и лишь в 6 часов утра части группы Ген. Бородина прибыли в Нежино. Отмечу здесь, что на следующий день (или через день?) Волжская батарея вела огневой бой целую ночь у этого моста, обеспечивая переход частей Поволжской группы по этой развалине моста. Лица, читавшие книгу "На страже Родины", припомнят, возможно, что кроме этого моста большим препятствием для движения орудий 1-го Артиллерийского Училища являлся крутой подъем перед самым Нежином. Замечу тут, что этот подъем особых препятствий движению орудий, повозок и частей Сибказгруппы не оказал. После небольшого привала в Нежине части группы двинулись дальше по дороге на Пеняжино. Значительный участок дороги пролегал по низине, среди березового леса. Этот участок дороги, из-за недавно шедших дождей, основательно развезло, так как почва местами была болотиста, а местами сплошная глина. При своем движении колонна Сибказгруппы обогнала несколько автомобилей Штаба Земрати и Поволжской группы, застрявших в этой грязи. К вечеру вышли на сухой участок шоссе. Дорога поднималась все выше и выше. По сведениям в этом районе (деревня Занадворовки) имелись сильные партизанские отряды. Поэтому частям было приказано все время быть на чеку, так как встреча с врагом была возможна каждую минуту. Местность благоприятствовала нанесению неожиданного удара. Нападения на белые части красные партизаны, однако, не произвели. Говорили, что главный начальник партизан, — кореец по национальности, вошел в соглашение со Штабом Поволжской группы о "нейтралитете". Собственно говоря эти партизаны занимались не столько политикой, сколько захватом у местного населения опиума и затем контрабандным проносом его в пределы Китая. Большинство этих партизан были корейцами. Наступили сумерки, а затем полная темень, когда колонна Генерала Бородина еще не достигла Занадворовки. Поэтому в колонне были зажжены фонари и факелы и при их свете, по вьющейся дороге, части продолжали и закончили переход в Занадворовку. Допускали, что последняя будет все же занята партизанами, которые дадут бой, но все обошлось мирно и в 20 часов части Генерала Бородина спокойно заняли эту деревню.

18-го октября

При прекрасной солнечной и ясной погоде, по хорошей и живописной дороге части Генерала Бородина без каких-либо задержек и неприятных приключений довольно быстро совершили переход из Занадворовки в Барабаш. В последнем имелся полуразрушенный военный городок. Когда-то тут стоял русский гарнизон, ключом била жизнь, теперь — красные остовы казарм без окон и дверей. И все же, несмотря на свой нежилой и поверженный вид, развалины этого городка в лучах осеннего солнца были милы и живы.

19-го октября

Переход в Мостовую. Дорога менее живописна, чем накануне. Погода все же не плоха. Устали порядочно. Сама Мостовая — это только название почтовой станции и хутора. Части людей пришлось разместиться в корейских фанзах.

20-ое октября

Переход в Славянку. В последней к вечеру сосредоточилось большинство частей обеих групп (Поволжской и Сибказачьей). В прикрытии находится Генерал Блохин. В районе Барабаш — Славянка имелось некоторое количество осевших на землю "каппелевцев". Встревоженные уходом белых войск, опасаясь репрессий со стороны красных, многие из них приходили в проходившие части за советом. Единицы присоединялись к частям, бросая свое небольшое едва начинавшее налаживаться хозяйство. Другие печально провожали родные части, но сами не решались менять Родину на Заграницу. Когда такие "каппелевцы" обращались в части за советом, то в большинстве случаев им ничего не рекомендовали: уходя с последнего клочка Русской Земли белые начальники, офицеры и солдаты жалели тех, кто бросал свой кров, уходя на полную неизвестность в чужую землю. "Если считаете, что сможете прожить, то лучше оставайтесь" — таковы были ответы вопрошавшим. Полная неопределенность будущего на чужой земле в чужой стране, конечно, волновала умы чинов Земрати. Это, однако, не вызывало какого-либо развала воинских частей. Ни грабежей, ни насилий, ни падения дисциплины в частях Генералов Молчанова и Бородина не было. Приходится отметить лишь что в "кадетской" батарее — Подполковника Гайковича группа молодых офицеров (между прочим все бывшие кадеты Омского кадетского корпуса) изъявила желание расстаться со своей частью и Армией. Отказа или препятствий в исполнении их пожелания начальством оказано не было и, распрощавшись со своими бывшими соратниками, они из Славянки на катере отбыли во Владивосток, чтобы там дожидаться прихода красных.

21-го октября

Вчера, в Славянке, погода была серая и накрапывал мелкий дождик. Сегодня погода опять была прекрасная и наша дружина без труда совершила переход до разбросанных групп корейских фанз, носящих название Сухановки. По названию мы никак не ожидали очутиться на постое у инородцев. Впрочем фанзы оказались все очень чистыми и расположенными в сухой и живописной гористой местности. Нашими соседями являются теперь батареи Бек-Мамедова, так как от Славянки артиллерия выделена в отдельную колонну.

22-го октября

Сегодня дневка в Сухановке. Отдыхаем, подкармливаем коней и знакомимся с бытом корейцев.

23-го октября

Переход в Зайсановку — корейскую деревушку близ Зайсановского военного городка, совершенно разграбленного за годы безвременья. Переход был тяжелый и неприятный: месили грязь. Местность в Зайсановском округе тоже неприятная — совершенно голые сопки.

24-го октября

Сделали переход в Ново-Киевск — месту нашего назначения. Расположились на самом краю, при входе военного городка, заняв две казармы. Некоторые наши части прибыли сюда еще накануне».

Во всем этом отрывке мы почти ничего не сказали о красных, но о них говорить много не приходится. Красные не нажимали и серьезно не беспокоили уходящих с родной земли своих многолетних противников. Красные следовали за белыми и их головные части порой имели столкновения с арьергардом белых. Завязывалась ружейная перестрелка, начинали стрекотать пулеметы — на этом дело обычно и ограничивалось. Однако, раза два или три в деле принимало участие и арьергардное орудие белых: так на Второй речке, перед Нежиным постреляла Волжская батарея, под Барабашем в дело была введена «француженка» Подполковника Яковлева и, наконец, под Славянкой пришлось еще кому-то поработать совместно с конными дружинами Генерала Хрущева.



Содержание