О Белых армиях » Мемуары и статьи » Б.Б. Филимонов КОНЕЦ БЕЛОГО ПРИМОРЬЯ.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ НА «МИРНОМ» ПОЛОЖЕНИИ АПРЕЛЬ — АВГУСТ 1922 ГОДА


К 1-му апреля 1922 года Хабаровский поход Войск Временного Приамурского Правительства был закончен. Так называемые «Белоповстанцы», после ряда побед и поражений, отошли в Южное Приморье и теперь расходились по своим старым квартирам, т. е. 3 стр. корпус вернулся во Владивосток и Раздольное, 2-й Сибирский стрелковый корпус стал гарнизонами в Никольск-Уссурийском, Спасске и нескольких иных населенных пунктах по обеим веткам что к северу от Никольска, части 1-го казачьего корпуса расположились, как и прежде в районах обоих стрелковых корпусов.

Пройдут года и национальные белые русские исследователи будут именовать этот Хабаровский поход «славным», они будут утверждать, что он явился единственным оправданием существования остатков Белых Армий Адмирала Колчака после Красноярской катастрофы, так как без этого похода на север Белых войск, под начальством Генерал-майора Молчанова, вся история Белого Движения в Сибири, после означенной выше Красноярской трагедии, свелась бы к одной лишь пассивной обороне и отсиживанию под крылом интервентов. Белые исследователи будут доказывать, что своим походом на Хабаровск и дальше, Генерал Молчанов и его «Белоповстанцы» доказали, мол, что «порох есть еще в пороховницах» и, что поддержи население активно Армию в ее движении на запад от Хабаровска, то, в связи со всеми осложнениями, кои имели красные в то время во всем своем тылу, неизвестно, мол, как сложилась бы дальнейшая судьба России. Красные, советские деятели, со своей стороны, путем радио-передач, кино-агиток и газет широко разрекламируют не только по всему Союзу, но далеко заграницей, своих славных героев, взявших Волочаевку — этот оплот «белобандитов», опиравшихся на японских «интервентов» и «самураев», а так же на «гнусного предателя революции» — Бронштейна-Троцкого, который, в действительности, в описываемую пору являлся главнейшим руководителем Красной Армии... Всего не перескажешь, но все это будет через много, много лет после весны 1922 года, весны одинаково тяжелой и безрадостной, как для белых, так равно и для красных. Народно-революционная Армия Дальневосточной Республики была обескровлена и голодала; антисемитизм буйно развивался в ее рядах; вместе с тем, получив под Спасском встряску от японцев, красные готовы были, при малейшем нажиме на них, драпануть далеко на север. К их счастью, нажимать на них было некому: положение недавних «белоповстанцев» было не лучше: в моральном отношении они тяжело переживали неудачу своего похода на север; в материальном же отношении их положение находилось на грани полного отчаяния. Нелады Командования с Правительством грозили принять весьма резкие формы, а глухое, все разрастающееся, недовольство Правительством и Командованием грозило полным развалом последней действительной противо-большевитской силе.

Такова была в общих чертах обстановка в Южном Приморье на первые числа апреля 1922 года. Перейдем же теперь к подробностям.



Содержание