О Белых армиях » Анонсы » Я. Александров. БЕЛЫЕ ДНИ. Часть 1

Я. Александров. БЕЛЫЕ ДНИ. Часть 1



Я. Александров БЕЛЫЕ ДНИ. Часть 1. Обложка книгиЯ. Александров БЕЛЫЕ ДНИю Ч. 1. ПНачало первой страницы
 

Я. Александров


БЕЛЫЕ ДНИ (читать)

БЕЛЫЕ ДНИ (скачать)

Типография Артели «ПЕЧАТНОЕ ИСКУССТВО» в Вюнсдорфе. 1922 г.

 
Книга посвящена событиям Гражданской войны на Ставрополье, от Февральской революции и прихода к власти большевиков, далее оставлению ими города без боя, защите Ставрополя добровольцами и партизанами полк.Шкуро, его временному оставлению осенью 1918 и до повторного очищения города от большевиков. Описание начинается с создания Добровольческой армии и 1-м Кубанского похода, заканчивается -- вступлением ген.Деникина в должность Главнокомандующего Воруженными Силами Юга России.

Цитата:

 Главы казачьих государств отдали Деникину свою боевую силу, а Глава будущего обще российского Государства отдал им часть своей государственной власти, при чем в отношении даже полученной им силы быль поставлен в положение начальника почти времен «керенщины», т. е. юридически полноправного лишь в отношении «боевых» распоряжений.

Такое единоначалие в годы лихолетья, конечно не обещало ничего прочного и устойчивого.

Продолжал спасение России под русским флагом, Деникин принужден был базироваться на «мозаичный» тыл, над которым развивались флаги всевозможных «самоопределенцев».


Еще цитаты:

Об Учредительном собрании

 Те, кто привык витать в области отвлеченных теорий, которые, как и всякое произведение человеческой мысли, могут быть дове­дены до высокого совершенства и захватывать воспринимающее их умы своею стройностью, — конечно, могут быть захвачены и теорией об Учредительном Собрании. Но всякий, знакомый с суровой практи­кой жизни, ясно понимает ту простую вещь, что создавать в тря­сущейся от непрерывных бунтовщических толчков России сложнейшее по конструкции учреждение так же безнадежно, как строить дом во время землетрясения.

Предусмотренная теорией система о выборах в Учредительное Собрание на основах всеобщего, прямого, равного и тайного голосова­ния, то есть на принципах, наиболее отвечающих свободе избра­ния, — на самом деле была грубо нарушена. Предшествовавшая избранию агитация уже сама по себе (чего упорно не желают признать многие политиканы) умаляла провозглашенные принципы, вводя элементы духовного, а очень часто и физического воздействия на свободу изби­рателя.

Избрание по «спискам», являясь одной из неизбежных уступок нежизненной теории, обесцвечивало ее многовещательные заголовки и окутывало «свободного» гражданина сетями навязываемой ему партийности. Сама же партийность и подготовлявшая ее «свободная» печать находились под беспощадной цензурой мартовских бунтовщиков, закрывшись и даже попросту ограбивших ряд неугодных им органов печати, начиная с «Нового Времени».


Сквозь атмосферу лжи и наглого обмана в Учредительное Собрание пролезли преимущественно жадные до власти проходимцы, избран­ные одуревшей чернью, отдавшей свои звериные голоса в обмен на право безнаказанного разбоя, предоставленного ей ее избранниками.


О помощи союзников

 ...в этом вопросе русский юг ожидало сильнейшее разочарование.

Прибытие представителей союзников произвело крайне несерьез­ное впечатление. Их поведение ясно показало, что «союзные» правительства совершенно и не собирались считать юг России, как «полити­ческую державу». A явившиеся в Екатеринодар иностранцы смотрели на добровольческое дело тем особым взглядом, который выработался у «культурных» европейцев по отношению к африканским и другим колониям.

Великая трагедия русского народа была им чужда и непонятна и вызывала в лучшем случае простое любопытство. Действия «союз­ников», начиная от гнусных и наглых предложений, сделанных французским капитаном Фуке Донскому Атаману и кончая Одесской эпопеей, ясно показали, что юг России одинок.

Если французы и англичане сплавили в Новороссийск немного военных запасов, ненужных самим, то это была, конечно, не помощь, а лишь коммерческое предприятие, диктуемое финансовыми соображениями. (Гл. XL)

Судя по всему, автор мог быть начальником штаба полковника ГЛАЗЕНАПА, военного губернатора Ставрополья летом 1918 г.