О Белых армиях » Мемуары и статьи » Я. Александров. БЕЛЫЕ ДНИ. ЧАСТЬ 1-ая. » V

V


В Егорлыцкой армию ждало неприятное известие.

39-я пех. дивизия, некогда доблестно сражавшаяся на Кавказском фронте, перебив и разогнав офицеров, примкнула к большевикам и составила их главнейшую, наиболее прочную силу, на северном Кавказе.

Часть этой дивизии, посланная против добровольцев, сосредоточилась в районе ставропольского селения Лежанки, где усилилась мобилизованной молодежью из распропагандированных солдат и угрожала Добровольческой Армии.

Некоторые старшие начальники докладывали Корнилову о нежелательности встречи с таким серьезным противником.

К тому же, прибывшая из Лежанки депутация просила Корнилова не идти в это селение, ссылаясь на решение большевиков и мобилизованных ими крестьян не пропустить добровольцев.

Но Корнилов, учитывая, что встреча с этой группой красных все равно неизбежна и может произойти впоследствии еще при более худших условиях, решил сам разбить большевиков!..

22-го февраля армия выступила из Егорлыцкой на Лежанку.

Впереди шел отряд Глазенапа, получивший задачу сделать глубокий обход с юга и зайти в тыл противнику.

Когда головная часть пехоты достигла холмов, закрывавших гладкую равнину с пересекающей ее речкой, за которой находилась Лежанка, большевики открыли яростный огонь.

Быстро развернувшись, Корниловский и Офицерский полки, без перебежек, идя в полный рост, непосредственно сопровождаемые несколькими орудиями, ринулись на Лежанку.

Не ожидавшие такой атаки и не представлявшие себе ее возможности, красные дрогнули и начали отходить. Ободренные успехом добровольцы бросились в стремительное преследование и ворвались в селение, на ходу избивая ошеломленных большевиков. Бой был настолько скоротечен, пехота атаковала так стремительно, что вышедшая в тыл конница лишь успела ударить по хвостам бегущих. Большевистские же комиссары и начальники в полной панике унеслись верхами и на повозках, увлекая за собой одуревших от страха красноармейцев.

Этот бой, произведя потрясающее впечатление на лучшие большевистские части, невероятно поднял дух добровольцев, понесших к тому же и ничтожные потери: трое убитых и семнадцать раненых.

Большевики оставили в Лежанке добычу и около шестисот трупов.