О Белых армиях » Мемуары и статьи » Я. Александров. БЕЛЫЕ ДНИ. ЧАСТЬ 1-ая. » VIII

VIII


Во время боя у Усть-Лабинской и затем на стоянке в Некрасовской слышалась отдаленная орудийная стрельба. Отблески и гул выстрелов указывали, что в юго-западном направлении шел бой. Опять пахнуло надеждой на скорое соединение с кубанцами.

В течение всего похода штаб Корнилова делал неоднократный попытки войти в связь с Кубанской Армией. С этой целью посылались отдельные люди и даже группы переодетых офицеров. Но все пока было безрезультатно. Ни один из посланных не вернулся обратно и не прислал донесения.

Вскоре по приходе Армии в Некрасовскую Корнилов вновь приказал выслать к кубанцам связь. На этот раз были высланы два сильных разъезда, по одному от дивизионов Гершельмана и Глазенапа.

От дивизиона Глазенапа отправился разъезд в пятнадцать коней под начальством штабс-ротмистра Баугиса.

После некоторых скитаний между большевистским расположением I разъезду удалось найти Кубанскую Армию.

Кубанцы восторженно встретили добровольческого офицера.

Но вдруг произошло совершенно неожиданное недоразумение. Отсутствие у Баугиса документов, не совсем щеголеватый вид «обмундирования» и еще в добавок нерусский акцент, вызвали сомнение в некоторых чинах штаба и особенно в членах «правительства», заподозривших в Баугисе подосланного большевика. Особенно заволновались «общественные деятели», к хору которых присоединилась и громовая октава М. В. Родзянко, путешествовавшего совместно с Кубанской Армией.

В результате храброго штабс-ротмистра посадили под крепкий караул. Более же ретивые даже настаивали на его расстреле.

После ряда просьб попавшего в такую глупую историю Баугиса, штаб Армии послал по указанному им направлению нескольких разведчиков. Один из них и наткнулся на добровольцев, недалеко от станицы Рязанской.

Наконец-то связь была установлена.

От прибывшего разведчика узнали, что части кубанцев находятся в районе станицы Калужской.

Армия пережила минуты нового подъема духа и, казалось, забыла о всех перенесенных невзгодах.

Но главные испытания были впереди.

После тяжелого перехода по горной местности, через ряд черкесских аулов, продолжая отбиваться от сыпавшихся отовсюду, как из мешка, большевиков, Армия 13-го марта достигла аула Шенжи.

14-го марта в Шенжи состоялось свидание Корнилова с Покровским, командовавшим Кубанской Армией.

Вместе с Покровским прибыл и Эрдели.

Кубанская Армия вошла в подчинение к Корнилову; общий ее состав доходил до двух тысяч человек.

Решив на следующий день перейти в наступление, Корнилов приказал кубанцам наступать от Калужской, а добровольцам от Шенжи на Новодмитриевскую, с целью охватить ее с двух сторон.

Добровольческие обозы получили распоряжение перейти в Калужскую.