О Белых армиях » Мемуары и статьи » Я. Александров. БЕЛЫЕ ДНИ. ЧАСТЬ 1-ая. » XI

XI


В последних числах марта Армия подошла к Екатеринодару.

С большим трудом совершалась переправа на маленьких паромах. Глубокая и быстрая Кубань не допускала возможности переправы даже для конницы.

В первую очередь переправились Корниловцы и Партизаны.

Вслед за ними начали переправу полки — 1-п Конный и 1-й Кубанский.

Овладев почти без боя ст. Елизаветинской, пехота начала продвигаться к Екатеринодару, обеспечивая Кубанью свой правый фланг. Левее их наступала конница.

Часть бригады Маркова и Черкесский конный полк остались в арьергарде, прикрывая обозы.

Высланные Глазенапом разъезды донесли, что между Елизаветинской и Екатеринодаром они значительных сил противника не обнаружили.

Начало наступления было удачно. Добровольцы, оттеснив передовые части красных, подошли к окраинам города. Здесь уже начался упорный бой. Однако, сломив упорство большевиков стремительным натиском, пехота ворвалась в предместье города. Левее и конница после жаркого боя, то в конном, то в пешем строю продвинулась в город, и части 1-го Конного полка достигли Черноморского вокзала.

Исходя из создавшейся обстановки, Богаевский решил продолжать наступление, дабы, не давая большевикам передышки, ворваться на их плечах в Екатеринодар.

О своем соображении Богаевский послал донесение Корнилову, прося вместе с тем поддержать его успешно развивавшееся наступление какой либо свежей пехотной частью.

От Корнилова последовало категорическое распоряжение закрепиться на занимаемых местах и начать общий штурм Екатеринодара по особому приказу.

В это время к Екатеринодару подходили все новые и новые подкрепления большевиков. Силы красных доходили до шестидесяти тысяч. Их многочисленная артиллерия осыпала добровольцев дождем снарядов. В ответ же раздавались одиночные выстрелы добровольческих батарей, экономивших жалкие остатки своих боевых запасов.

Пехота, тоже с несколькими патронами на стрелка, с трудом удерживалась под бешеным ружейным огнем противника.

Бой затянулся. Введенная уже позже в дело бригада Маркова, не смотря на весь героизм ее состава, едва держалась.

Ряды добровольцев редели. 30-го марта погиб один из героев Армии, командир Корниловцев подполковник Неженцев. Корниловский полк принял полковник Кутепов, не занимавшей в это время никакой должности.

Положение становилось тягостным.

Утром 31-го марта общий штурм должен был решить дело.

Но Бог судил иначе. На рассвете 31-го большевистская граната пресекла жизнь Корнилова