О Белых армиях » Мемуары и статьи » Я. Александров. БЕЛЫЕ ДНИ. ЧАСТЬ 1-ая. » XII

XII


Растянутые в нитку части Эрдели (1-й Конный и 1-й Кубанский казачьи полки) к утру 31 марта, потесненные свежими войсками большевиков, несколько отступили.

В предвидении назначенного штурма конница вся была собрана в кулак и стояла в виду Екатеринодара, ожидая приказа о наступлении.

Но вместо ожидаемого приказа Эрдели получил известие о смерти Корнилова.

После полудня Деникин, сообщая Эрдели о создавшейся обстановке, передавал ему свое решение отойти от Екатеринодара. Указывая при этом задачу, возлагаемую на конницу, Деникин писал: «Конница должна пожертвовать собой для спасения Армии.»

В то время, когда части пехоты были еще далеко, как бы на дне образовавшаяся мешка, в котором очутилась Армия, и оставшийся узкий выход с минуты на минуту мог затянуться, — на конницу выпала задача оттеснить большевиков и дать возможность Армии выйти из давившего ее окружения.

Раздумывать долго не приходилось, так как каждый момент приближал к неминуемой катастрофе.

По вязкому болоту и тяжелой пахоте конница двинулась в атаку на густые цепи красных пластунов. Впереди шел Кубанский казачий полк, развернувшийся в одну шеренгу, за ним в двухшереножном строю — 1-й Конный. Большевики встретили атаку выдержанным огнем, а их батарея стреляла по скачущей коннице очередями.

Глазенап, скакавший впереди своего Конного полка, вдруг увидел, что ряды кубанцев редеют и что их лава замедляет ход. Чувствуя весь ужас происходящего, Глазенап вынесся вперед во весь мах коня, рассчитывая на то, что за ним дойдет до противника и полк.

Проскочив с частью эскадронов сквозь опрокинутые бешеной атакой цепи большевиков, Глазенап устремился прямо на батарею. Но в это время под ним пала раненая лошадь.

Подскочивший к нему сотник Чурюкин снешился и подсадил командира на своего коня. Оба они были далеко впереди.

Позади же происходило нечто невероятное. Кучки большевиков бежали по всем направлениям, стреляя на ходу из винтовок. Среди них носились конные и метались лошади без всадников. За линией бывших цепей стояла брошенная большевиками батарея. Кругом шла отчаянная стрельба. Едва Глазенап немного отъехал, как был ранен в руку. Одновременно был тяжело ранен в обе ноги и сотник Чурюкин, наскоро подсаженный Глазенапом на пойманную им лошадь.

С большим трудом среди этой сумятицы Глазенап, таща тяжело раненного Чурюкина, выбрался к месту атаки.

По всему пространству маячили всадники и небольшие их группы. На месте красных цепей лежали трупы большевиков, а недалеко от них убитые в атаке всадники.

Большевики, понесшие значительный потери и потрясенные атакой, в беспорядке отходили.

Конница исполнила повеление своего нового Командующего: из семисот человек 1-го Конного полка к полковому значку собралось всего двести: прочие остались на месте боя, пожертвовав собою для спасения Армии.

В числе погибших была и доброволец 1-го Корниловского полка Баронесса Боде, известная своей сказочной храбростью.

Готовое зажаться кольцо разжалось. Армия была спасена.