О Белых армиях » Мемуары и статьи » Я. Александров. БЕЛЫЕ ДНИ. ЧАСТЬ 1-ая. » XIV

XIV


Двигаясь с возможной быстротой, огрызаясь то здесь, то там от наседающих большевиков, Армия кружными, сбивающими расчеты красных, путями вырвалась наконец из района железных дорог и достигла станицы Ильинской.

Быстро пройденный ею путь через Гнабчау, Медведовскую, Дядьковскую и Журавскую вписал еще несколько блестящих страниц в ее славную историю.

В пути доходили туманные слухи о восстании Дона. Слухи эти усиливались, окрыляя добровольцев снова надеждой на счастливый исход. Из станицы Ильинской на Дон был послан разъезд под начальством Генерального Штаба Подполковника Барцевича.

Армия продолжала свой путь на Успенскую. Храбрый Барцевич, проскочивший через большевистское расположение, в ближайшие Донские станицы, быстро вернулся обратно и, когда Армия находилась в Успенской, он, сопровождаемый конвоем донских казаков, принес радостную весть о поднятии Дона.

На Дону не только восстали против большевиков, но по словам прибывших донских казаков, ждали Добровольческую Армию.

Как у каждого человека есть своя «синяя птица», так и у добровольцев «синей птицей» была Кубань, теперь ею стал Дон.

Туман разъяснялся. Вождям снова рисовалось осуществление их широких планов. Добровольцам грезился скорый отдых.

После Успенской, перейдя близ Белой Глины через железную дорогу, Армия двинулась на Лежанку.

Еще один суточный переход, и уже начиналась Донская Область.

Оставалась последняя железная дорога — страшный враг добровольцев; но при Армии был Марков, доходивший до виртуозности в борьбе с броневыми поездами.

«Синяя птица» была уже близко.

Все средние люди похожи один на другого, а каждый исключительный человек исключителен по своему.

Если Корнилов на своем жизненном пути совершил героические подвиги, пресеченные не менее героической смертью, то и Деникин сотворил подвиг прямо-таки сверхчеловеческий, взяв на себя в безнадежный минуты тяжесть ответственности и вырвав Армию из когтей смерти.

А за этими людьми стоял умудренный жизнью зоркий старик,*) спокойно и незаметно делавший «свое последнее дело».

*) Так называли в Армии Алексеева. Алексеев же говорил, что Добровольческая Армия есть его "последнее дело на земле".