О Белых армиях » Мемуары и статьи » Я. Александров. БЕЛЫЕ ДНИ. ЧАСТЬ 1-ая. » XV

XV


Во второй половине апреля, Армия достигла донских станиц Егорлыкской и Мечетинской.

Здесь войска пережили незабываемый праздник Св. Пасхи, бывший для них праздником и их чудесного воскресения.

Как охотник после бесплодной охоты измученный и усталый, найдя зверя, забывает и про утомление, и про прежние неудачи и охватывается новой энергией, — так и добровольцы, выйдя из смертельной опасности и тем самым одержав победу над врагом, — забыли ужас минувших переживаний и набирались снова боевой силы.

Сытые и отдохнувшие, находившиеся к тому же среди бодро настроенных донцев, они были в том душевном, хорошо знакомом лишь много воевавшим людям состоянии, когда все окружающее кажется легким, приятным и радостным.

Наслаждаясь временным покоем, никто особенно не задумывался о завтрашнем дне. Это являлось тяжелым уделом старших, чувствовавших сложность всего положения и вытекающих из него еще более сложных последствий.

От них уже ждалось очередное решение, должное направить Армию к очередным целям.

В те дни на исторической мировой сцене первую роль играла императорская Германия, которая закончив войну на русском фронте заключенным ею с большевиками Брест-Литовским миром, — занимала весь юг России, где помогала Скоропадскому и Краснову в их борьбе с большевизмом.

Это было то время политических искушений, когда не мало присяжных дипломатов и политиков из числа большой публики Европы подвергались соблазну разрешить на немецких боевых успехах будущий ход истории. В воздухе носились заманчивые перспективы, и только ясный ум Алексеева, умевшего, как никто другой, разбираться в запутанном лабиринте политических комбинаций, — правильно оценил обстановку и прозорливо уловил в ее волнующихся далях едва заметные очертания грядущих событий, несущих военный крах Германии. Он принял свое решение и остался на стороне союзников.

Такое решение было трудно в его первоначальном приложении к жизни. Открывая в будущем широкие горизонты, оно в настоящем сулило лишь новые испытания.

A вслед за этим решением требовалось и второе, уже чисто военное, находившееся в связи с первым.

Армия не могла оставаться на месте, она не могла также найти приемлемую для нее поддержку на Дону, оккупированном немцами, равно как не могла по своему состоянию самостоятельно двинуться и на север. Для ее последующего развития требовалась база, зарождалась необходимость будущей связи с союзниками, и вся совокупность создавшихся условий указывала путь на Кубань и к берегам Черного моря.

Начинался второй Кубанский поход.