О Белых армиях » Мемуары и статьи » Я. Александров. БЕЛЫЕ ДНИ. ЧАСТЬ 1-ая. » XXXIX

XXXIX


В двадцатых числах ноября Врангель при очень трудной обстановка со своим 1-м конным корпусом (развернутым из 1-й конной дивизии и приданных ей частей) продвигался вперед в направленiи на г. Святой Крест. Правее его наступала дивизия Казановича.

В ноябре снова произошли некоторые переформирования. В частности из 4-й дивизии Глазенапа была взята Кубанская бригада, которая вошла в состав 3-й Кубанской дивизии. Инженерная рота поступила в распоряжение Ляхова, а 1-й и 2-й стрелковые полки переданы в распоряжение начальника 3-й дивизии Май-Маевского, назначенная вместе с тем и начальником Ставропольского гарнизона. 4-я дивизия была расформирована, a затем вновь сформирована из новых частей, находившихся в Крыму.

В распоряжении Военного Губернатора остался лишь Инородческий конный полк, при котором Глазенап продолжал собирать кадры Тверских, Нижегородских и Северских драгун. В начале 1919 года эти кадры были выделены, и составленный из них Сводный полк Кавказской Кавалерийской дивизии, под командой Генерального Штаба Полковника П. В. Попова, выступил из Ставрополя на фронт.

Май-Маевский, неизвестно почему, расформировал 1-й Стрелковый полк, а 2-й стрелковый оставил в Ставрополе. Сам же уехал со своей 3-й дивизией в Донецкий каменноугольный район. 2-й стрелковый полк подчинили Военному Губернатору, и он нес караульную службу в городе.

Вскоре корпус Врангеля и дивизия Казановича были объединены в группу, которой командовал Врангель. Группа вела упорные бои в восточной части губернии почти до половины декабря. Только в декабре Врангелю удалось нанести окончательный удар, после которого он скоро занял Святой Крест. Жалкие остатки Таманской армии частью сдались, частью же разбежались в пустынных прикаспийских равнинах.

В декабре успешно развивались бои и на Кавказе, где очищался от большевиков Минераловодский район.

В это время подходил к разрешению один из самых жгучих вопросов о единстве военной власти. Велись переговоры с Доном, где Донская армия начала терпеть сильные поражения от большевиков, захвативших некоторые северные округа.

В результате переговоров Донская Армия подчинилась Деникину; Атаман Краснов в силу весьма сложных причин ушел, а его место занял А. П. Богаевский, разделивший с добровольцами в свое время всю тяжесть Корниловского похода.

Деникин сделался Главнокомандующим Вооруженными Силами на юге России. Командующим Добровольческой Армией был назначен Врангель.

Возглавление Деникиным «Вооруженных сил на юге России» официально произошло «по соглашению» с Атаманами Кубанского и Донского казачьих войск, бывших в то время не только лишь Атаманами в прямом значении этого слова, но вместе с тем и «президентами» казачьих «государственных образований» с весьма сложными и неустойчивыми конституциями.

«Соглашение» было достигнуто не сразу, и как оба Атамана, так и Деникин пошли на уступки, непредвещавшие ни той, ни другой стороне ничего прочного.

Главы казачьих государств отдали Деникину свою боевую силу, а Глава будущего обще российского Государства отдал им часть своей государственной власти, при чем в отношении даже полученной им силы быль поставлен в положение начальника почти времен «керенщины», т. е. юридически полноправного лишь в отношении «боевых» распоряжений.

Такое единоначалие в годы лихолетья, конечно не обещало ничего прочного и устойчивого.

Продолжал спасение России под русским флагом, Деникин принужден был базироваться на «мозаичный» тыл, над которым развивались флаги всевозможных «самоопределенцев».